«КНИГА МАРКИЗЫ» с иллюстрациями Константина Сомова

1
«Книга Маркизы» – легендарная антология галантной и фривольной литературы Франции XVIII столетия, составленная и проиллюстрированная выдающимся русским художником Константином Андреевичем Сомовым (1869-1939) и изданная в революционном Петрограде в 1918 г. на французском языке тиражом 800 экземпляров. Среди авторов антологии – Эварист Парни и Джакомо Казанова, Алексис Пирон и Андре Шенье, Вольтер и Шодерло де Лакло, а также менее известные и анонимные авторы. «Книга Маркизы», любовно составленная Сомовым, впервые полностью переведена на русский язык. Все переводы подготовлены специально для этого издания. Дополнительные тексты и рисунки из «Большой книги Маркизы» печатаются под отдельным переплетом. Издание сопровождается статьей о французской потаенной литературе рококо и краткой биографией К.А. Сомова.

Collapse )

сигнальные огни

лиса

«Вот какой сходный случай был однажды в чужих пределах: у чжоуского государя Ю-вана была горячо любимая супруга по имени Бао Сы, первая красавица в государстве. Одно лишь было не по сердцу Ю-вану: Бао Сы никогда не смеялась, ничто не вызывало ее улыбки. А в той иноземной стране был обычай: если где-нибудь возникал мятеж, зажигали костры и били в большие барабаны, сзывая воинов. Костры эти назывались «фэн хо» – сигнальные огни. Однажды начался вооруженный бунт, и загорелись сигнальные огни. «Как много огней! Как красиво!» – воскликнула Бао Сы, увидев эти огни, и впервые улыбнулась. А в одной ее улыбке таилось беспредельное очарование… Ю-ван так обрадовался, что приказал жечь сигнальные костры день и ночь, хотя никаких причин к тому не было. Всякий раз, когда загорались огни, собирались полководцы и военачальники, но, убедившись, что все спокойно, разъезжались обратно по домам. Так повторялось много раз кряду, и в конце концов никто уже не откликался на эти огни. А потом случилось, что из соседней страны проникли мятежники и осадили столицу Ю-вана. Зажгли костры, но воины не собрались, ибо привыкли, что огни жгут на потеху Бао Сы. Мятежники завладели столицей, и Ю-ван в конце концов был убит. А его супруга – страшное дело! – обернулась лисицей и скрылась…»

«Повесть о доме Тайра» (перевод со старо-японского И.Львовой)
«Художественная литература», Москва, 1982

"Снег на траве". Переиздание.

Мы его долго ждали и наконец дождались -- двухтомник Юрия Борисовича Норштейна "Снег на траве" вышел и появился в продаже.
В частности, в нашем магазине на набережной реки Мойки, 32.

"Снег на траве"





«Он жил во мне, этот фильм, задолго до того, как я вообще подумал о том, чтобы заняться режиссурой. У меня есть этюд, живописный этюд, сейчас уже не помню точно, какого года: когда заканчивал художественную школу или чуть позже, когда уже пришел на студию, этюд – вороны на дереве под снегом – это Сказка сказок.
И другой этюд, совсем детский: бабушка Варя, Варвара Никитична Тимохина, наша соседка по дому в Марьиной роще, – это тоже Сказка сказок.
А началось не с этого. И даже не с колыбельной. Колыбельную потом, я помню, все ходил – пел. Не знаю почему. И когда, почему Волчок появился – не знаю. Хотя это персонаж из детства. Персонаж… Герой этот жил в моем детстве. Мне кажется, что в доме, из которого я уехал, он так и остался жить. И я даже не знаю, что с ним стало, когда дом сломали. Потому что в каждом доме есть, должен быть свой домовой.»
(Ю.Б. Норштейн, «Снег на траве»)

«Снег на траве», Ю.Б. Норштейн





«Вот – глаза Волчка. Они не были нами придуманы. Я как-то зашел к одной своей знакомой, а у нее на стене фотография висит – из французского, что ли, журнала. Изрядно помятая. Фотографию нашел ее сын. Но как нашел! Увидел на земле скомканный лист бумаги, а оттуда, из этого скомканного листа, смотрят глаза.
Он, как человек чуткий, развернул этот лист. Оказалось, что там фотография котенка мокрого, с привязанным к шее булыжником… Только что вытащили его из воды, и фотограф снял.
Котенок буквально секунду назад был уже в потустороннем мире. Он сидит на разъезжающихся лапах, и один глаз у него горит дьявольским, бешеным огнем, а другой обернут внутрь, будто для него открылась бездна. Как тут было не вспомнить глаза булгаковского Воланда! Я дал фотографию Франческе: "Вот, пожалуйста, будь добра, нарисуй эти глаза Волчку"».
(Ю.Б. Норштейн, «Снег на траве»)

Долгожданное переиздание книги Ю.Б. Норштейна «Снег на траве»

Вышло переиздание книги Ю.Б. Норштейна «Снег на траве»!
Скоро книга появится у нас в магазине, по адресу – набережная реки Мойки, 32.




«Уже снимались первые кадры: лист в тумане пролетает. Снимали дерево, с которого, кружась, падал лист. Дерево кружится. Но никто не знал, что Ёжика еще нет. Я ходил, делая вид, что все в порядке, хотя внутренне чувствовал, что пройдет день или два – и грудная клетка моя просто провалится. С этим жить невозможно. Напряжение дошло до такого состояния, что либо он должен был появиться, либо я – взорваться. Помню, мы сидели с Франческой, опять все не ладилось, как будто все было против тебя. И я стал орать как сумасшедший. И Франческа вдруг нарисовала Ёжика. Сразу. Такой, какой сейчас в фильме – то есть, очень простой.» 
(Ю.Б. Норштейна, «Снег на траве»)