Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Нина Демурова «Картинки и разговоры». Геннадий Калиновский.

1

«Я над "Алисой в Зазеркалье" уже полгода сижу, задал себе невыносимую задачу: ничего не конструировать, только представлять мгновенно, со всей причудливостью и непреложностью сна. Нарисовать потом будет нетрудно, главное – вообразить, что же все это такое? И та "Алиса в Стране чудес", и эта требуют особого состояния. Полусна какого-то. Это не сказки, это видения. "Ты – это только сон короля", – говорят Алисе. "А может быть, он мой сон?" – отвечает Алиса. Как это изобразить? Все парадоксально и непостижимо. И не хочется до конца расшифровывать».

Геннадий Калиновский
Collapse )

Волчок

вол1

«Однажды, придя домой, увидел на моем первом рисунке Волчка в углу листа что-то схожее с Франческой. Она нарисовала себя в виде распятой шкуры пони. После подобных рисунков режиссера надо отдавать в штрафные роты. Но «из жалости я должен быть жесток». (Реплика Гамлета.)
(Ю.Б. Норштейн «Снег на траве»)

Нина Демурова «Картинки и разговоры». Юрий Ващенко.

ващенко
Художник Юрий Ващенко

«Дело в том , что определенная амбициозность художников того времени и того возраста вообще, и, может, московских художников особенно, создавала особое отношение к заказу. Казалось, что самое интересное – это даже не автор, и не то, как сделать его достойным образом, чтобы отразить его в самой чистой и полной мере.
У всех нас, я думаю, всегда были какие-то наглые претензии на то, чтобы найти свой путь некоего соавторства, чтобы не только себя подогнать под него, а еще каким-то образом его подтянуть подо что-то, что сам делаешь. Сейчас я и об этом вспоминаю с благодарностью, потому что, случись это сейчас, я бы исходил только из Кэрролла, и неизвестно, что бы из этого вышло. Но тогда этакая нагловатость сыграла хорошую роль.»

Нина Демурова «Картинки и разговоры. Беседы о Льюисе Кэрролле»
(Издательство «Вита Нова», 2008)

«КНИГА МАРКИЗЫ» с иллюстрациями Константина Сомова

1
«Книга Маркизы» – легендарная антология галантной и фривольной литературы Франции XVIII столетия, составленная и проиллюстрированная выдающимся русским художником Константином Андреевичем Сомовым (1869-1939) и изданная в революционном Петрограде в 1918 г. на французском языке тиражом 800 экземпляров. Среди авторов антологии – Эварист Парни и Джакомо Казанова, Алексис Пирон и Андре Шенье, Вольтер и Шодерло де Лакло, а также менее известные и анонимные авторы. «Книга Маркизы», любовно составленная Сомовым, впервые полностью переведена на русский язык. Все переводы подготовлены специально для этого издания. Дополнительные тексты и рисунки из «Большой книги Маркизы» печатаются под отдельным переплетом. Издание сопровождается статьей о французской потаенной литературе рококо и краткой биографией К.А. Сомова.

Collapse )

"Снег на траве"





«Он жил во мне, этот фильм, задолго до того, как я вообще подумал о том, чтобы заняться режиссурой. У меня есть этюд, живописный этюд, сейчас уже не помню точно, какого года: когда заканчивал художественную школу или чуть позже, когда уже пришел на студию, этюд – вороны на дереве под снегом – это Сказка сказок.
И другой этюд, совсем детский: бабушка Варя, Варвара Никитична Тимохина, наша соседка по дому в Марьиной роще, – это тоже Сказка сказок.
А началось не с этого. И даже не с колыбельной. Колыбельную потом, я помню, все ходил – пел. Не знаю почему. И когда, почему Волчок появился – не знаю. Хотя это персонаж из детства. Персонаж… Герой этот жил в моем детстве. Мне кажется, что в доме, из которого я уехал, он так и остался жить. И я даже не знаю, что с ним стало, когда дом сломали. Потому что в каждом доме есть, должен быть свой домовой.»
(Ю.Б. Норштейн, «Снег на траве»)

Долгожданное переиздание книги Ю.Б. Норштейна «Снег на траве»

Вышло переиздание книги Ю.Б. Норштейна «Снег на траве»!
Скоро книга появится у нас в магазине, по адресу – набережная реки Мойки, 32.




«Уже снимались первые кадры: лист в тумане пролетает. Снимали дерево, с которого, кружась, падал лист. Дерево кружится. Но никто не знал, что Ёжика еще нет. Я ходил, делая вид, что все в порядке, хотя внутренне чувствовал, что пройдет день или два – и грудная клетка моя просто провалится. С этим жить невозможно. Напряжение дошло до такого состояния, что либо он должен был появиться, либо я – взорваться. Помню, мы сидели с Франческой, опять все не ладилось, как будто все было против тебя. И я стал орать как сумасшедший. И Франческа вдруг нарисовала Ёжика. Сразу. Такой, какой сейчас в фильме – то есть, очень простой.» 
(Ю.Б. Норштейна, «Снег на траве»)